Уже фиксируете прибыль?
Если вы вдруг ещё не подписались на рассылку отчётов, установите ментальную связь с «Отчизной». Долгосрочное сотрудничество принесёт больше пользы

Почему SpaceX может, а «Роскосмос» — нет

В чём частная компания эффективнее госкорпорации
В апреле 2014 года Дмитрий Рогозин, который сейчас возглавляет «Роскосмос», а тогда курировал космонавтику в правительстве, заявил, что Россия может отказаться доставлять американцев на Международную космическую станцию. Он посоветовал астронавтам воспользоваться батутом. «Батут работает», — ответил ему Илон Маск, всего шесть лет спустя отправив соотечественников в космос.

Со склада в космос

Дети радостно прыгают на батуте
Изображение Annalise Batista с сайта Pixabay
Успешный запуск 30 мая пилотируемого корабля Crew Dragon осуществила компания, которой в начале этого века ещё даже не существовало. SpaceX была создана в 2002 году, поначалу на бывшем складе в Калифорнии работало всего 10 сотрудников. Заказ от NASA на разработку корабля для доставки людей на МКС, куда американцы с 2011 года летали только на российских «Союзах», SpaceX получила в том же году, которым датируется угроза про батут.

У России же, к великому сожалению, нет ни действующей ракеты, ни корабля, которые были бы основаны на новейших, а не советских разработках. А ведь Crew Dragon, изобретённый и сделанный, повторимся, менее чем за шесть лет — это только последнее достижение SpaceX. Маск ещё умудрился придумать, построить и запустить в постоянную эксплуатацию ракету Falcon 9 и тяжёлую Falcon Heavy, которые дешевле российских. А также создать то, о чём «Роскосмос» не может и мечтать, — многоразовый разгонный блок, который после запуска возвращается на Землю. Первая ступень ракеты, которая вывела на орбиту Crew Dragon, тоже успешно была посажена на платформу в Атлантическом океане всего через 10 минут после старта.
Если в 2012 году SpaceX произвела лишь 2 гражданских пуска против 26 у «Роскосмоса», то уже в 2017 году обогнала его с 16 пусками против 14. И теперь, когда «Союзы» будут не нужны американцам, чтобы летать к МКС, рогозинский «Роскосмос», у которого то ракеты падают, то брак в разгонном блоке, то нецелевое расходование бюджетных средств, будет отставать всё сильнее.

Специалисты могут много говорить о причинах нарастающей катастрофы в отечественной космонавтике. Мы же обратим внимание лишь на несколько нетехнологических факторов, на которые они вряд ли укажут, но которые, по нашему мнению, критически важны. Чтобы понять, за кем будущее, достаточно во время трансляций запусков SpaceX посмотреть, сколько в компании молодых людей, с каким энтузиазмом они радуются успехам, и сравнить это с отечественным кадровым составом, который во многом по-прежнему состоит ещё из советских специалистов. Да и зарплаты можно сравнить: вряд ли в SpaceX получают аналог 59 700 рублей в месяц (средняя зарплата в «Роскосмосе» в 2018 году, согласно его последнему годовому отчёту).

Из космоса на склад

Пустой склад
И ещё один важный фактор. В «Роскосмосе» в 2018 году работало 189 500 человек. А в американской космической отрасли? Подсчитать сложно, поскольку там не одна организация, в отличие от единой государственной корпорации. Однако составить представление можно. В NASA, по данным на апрель 2020 года, 16 253 штатных сотрудника (вместе с временными, внештатными, студентами — 17 389).

Что касается крупных частных компаний, то вот основные:
  • SpaceX — 7000 человек;
  • United Launch Alliance (совместное предприятие Boeing и Lockheed Martin, обеспечивает выведение космических аппаратов с помощью трёх типов ракет-носителей, которые производит) — 2500;
  • подразделение Raytheon Intelligence & Space компании Raytheon Technologies — 39 000;
  • подразделение Space Systems компании Northrop Grumman — 23 000;
  • Aerojet Rocketdyne Holdings — 5000;
  • Blue Origin основателя Amazon Джеффа Безоса — 2500;
  • Virgin Galactic и Virgin Orbit Ричарда Брэнсона — 720 и 390.

Также существуют десятки занимающихся космосом компаний, имеющих десятки или сотни сотрудников. Но в целом расклад понятен: в американской космической отрасли занято почти вдвое меньше людей, чем в российской. А результат — прямо противоположный.
К чему все эти калькуляции? Да к тому, чтобы указать на одну-единственную вещь — разницу в эффективности между государственной и частной деятельностью. Разницу, которая видна при сравнении; а чтобы нельзя было сравнивать, монополист всячески мешает российским частным компаниям — строителю спутников Dauria Aerospace и S7 Space, которая пытается возродить проект «Морской старт» и готовится к созданию новой ракеты, которая сможет конкурировать с «Роскосмосом» за госконтракты. А как же Рогозин по доброй воле отдаст государственные денежки? (Кстати, кто-нибудь слышал о миллиардных хищениях бюджетных средств при строительстве космических объектов в США, как это не один год происходило с космодромом «Восточный»?)

Запуск, как неоднократно повторяли участники события, «американских астронавтов на американской ракете с американской земли» стал настоящим праздником, причём не только для США. А второму-четвёртому президенту, при 20-летнем правлении которого так деградировала космическая отрасль, остаётся только проводить парады в честь одного-единственного праздника, который был 75 лет назад и к которому он не имеет никакого отношения. А, ну ещё праздновать «Крымскую весну» — к этому он имеет отношение, но, правда, в нынешнем году не получилось.

Вы всегда можете подписаться на наши высокоаналитические, вовсёпроникающие, извсегосольизвлекающие и при этом такие простые и ясные отчёты по email, в Telegram, «Яндекс.Дзен», «Одноклассниках». Неназойливое массовое распространение приветствуется.