Уже фиксируете прибыль?
Если вы вдруг ещё не подписались на рассылку отчётов, установите ментальную связь с «Отчизной». Долгосрочное сотрудничество принесёт больше пользы

Что предложила власть рушащейся экономике? Семь лет тюрьмы за нарушение карантина

Коронный приём — ни денег, ни свободы
Власти в нашей отчизне славятся своей эффективностью. И эффектностью, зачастую вызывающей аффект у подведомственного населения. В то время как малый и средний бизнес умирает буквально на глазах (остановленные из-за эпидемии коронавируса фирмы ничего не зарабатывают и не могут платить зарплаты), те делают символический шаг. Предлагают сажать за нарушение карантина на срок до семи лет. И то — не утруждать же себя работой по поиску денег для «жуликов» и «торгашей» (в терминологии президента).

Высокоэффективное созидание

Photo by David Kovalenko on Unsplash
Двадцать лет стабильности и подъема традиционной высокодуховности, национальный проект более чем на 400 млрд рублей в 2006—2010 годах и ещё один в 2018 году — и осенью прошлого года второй-четвёртый президент и тогдашний премьер-министр (и даже, если кто помнит, третий президент) Дмитрий Медведев (а его вообще сейчас кто-нибудь помнит?) принялись спасать первичное звено здравоохранения. Сиречь, обычные поликлиники. Которым менее чем через полгода стоило бы заняться массовым тестированием на коронавирус, но — вот беда — спасти их и подготовить к обеспечению здоровья людей не успели.

Потому-то мало кто и верит в небольшие цифры о числе заболевших коронавирусом.

Про эффективную борьбу с бедностью мы тоже неоднократно писали — число нищих держится на уровне около 19 миллионов с 2008 года. В котором, кстати, тогда ещё второй президент России, временно передавший высшую власть третьему (которым, если кто помнит, был Дмитрий Медведев), обещал: в 2020 году россияне будут в среднем получать 2700 долларов в месяц (более 210 000 рублей по текущему курсу), иметь не менее 100 квадратных метров на семью из трех человек, а средний класс будет составлять более половины населения. (Последнее обещание президент, ставший также четвёртым и намеревающийся стать пятым, кстати, выполнил. Правда, со своей личной точки зрения, которая гласит, что средний класс сегодня составляет 70% населения, — если, конечно, включать в таковой людей с доходами 17 000 рублей, при том что прожиточный минимум, за которым начинается официальная нищета, равен 11 012 рублям.)
Кстати, порадоваться за ваши 2700 долларов со 100-метровой квартирой и погрустить о здравоохранении можно в наших отчётах, ссылки на которые приводятся в конце.

Начало нынешнего года стало особенно эффективным. Конституцию, отметившую своё 26-летие, перелопатили за два месяца, завершившиеся эффектным, просто-таки космическим по масштабам обнулением и этой двухмесячной лихорадочной деятельности, и смысла самой Конституции, и, фактически, права избирать и быть избранным.

Высокоэффективное разрушение

Photo by Thomas Tucker on Stocksnap
На фоне столь непревзойдённо-эффективной деятельности подкрался незаметно… маленький крах. Точнее, два. Это крах цен на чёрную кровь нашей экономики: решение России выйти из соглашения с ОПЕК об ограничении нефтедобычи, которое хоть как-то поддерживало котировки нефти, было принято в очень удачный момент. Момент, когда некто другой маленький, с наростами в виде корон, остановил значительную часть мировой экономики. А вместе с ней — автомобили, самолёты и корабли. Которым всем нужно (а теперь уже не нужно) топливо, производимое из нефти.

Вирус этот остановил работу заводов, а также ресторанов, кафе, турагентств, гостиниц, фитнес-клубов, парикмахерских, кинозалов — тысяч небольших компаний. Которые, не получая выручки из-за карантина, не могут платить зарплату сотрудникам. На кону оказались в буквальном смысле миллионы рабочих мест и судеб.

«Роснефть», которая лоббировала отмену сделки с ОПЕК и которой руководит эффективный госменеджер и верный сторонник второго-четвёртого президента Игорь Сечин, будет в шоколаде. У неё расходы в рублях, а значительная часть доходов (от экспорта) — в долларах, поэтому сильно подешевевший рубль смягчит потери от падения цен на нефть. Зато потеряет бюджет: министерство финансов уже посчитало, что из-за подешевевшей нефти он не досчитается до 3 трлн рублей. И это в тот момент, когда теряющим работу людям и теряющим бизнес компаниями срочно нужна денежная помощь из бюджета, чтобы пережить карантин.

Чем же отвечает власть? Да, объявлен ряд мер, например, отсрочка уплаты некоторых взносов, налогов и арендных платежей, а также (о, счастье!) отсрочка выездных проверок. Но на фоне госпомощи на сумму до 750 млрд евро в Германии, включая компенсацию пострадавшим от коронавируса частным компаниям 60−67% потерянного дохода сотрудников, и подготовленного пакета мер на $2 трлн в США (еще на прошлой неделе речь шла об $1 трлн) это не слишком впечатляет.
Зато впечатляет инициатива Госдумы, сформулированная её председателем Вячеславом Володиным (это который заявил, что у нас только второй-четвёртый и готовящийся стать пятым президент не девальвируется и без него нас с вами, то есть России, не будет) и главой комитета по законодательству Павлом Крашенинниковым (который, видимо, руководя рабочей группой по оставлению руин от Конституции, набрал такой темп, что не может остановиться). В то время как американские конгрессмены почти круглосуточно составляли план помощи людям и компаниям на $2 трлн, российским законодателям заняться нечем. И они не придумали ничего другого, кроме как заменить собой эффективную систему здравоохранения и предложить сажать в тюрьму на срок до семи лет тех, кто нарушил правила карантина.

Да, нужно будет доказать, что именно ваш выход из дома, совершенный с умыслом, привёл к заражению массы народа и смерти минимум двух человек. Но проблем с доказательством того, что нужно власти, у наших судов никогда не возникает. Это прекрасно показало, например, «московское дело». Когда обвинённый в экстремизме студент Егор Жуков, говоривший в своих видеоблогах о мирных вариантах протеста, в реальности (то есть по утверждению судьи) «безусловно, осознавал общественную опасность своих действий, предвидел и желал наступления общественно-опасных последствий».

И кто сказал, что с окончанием эпидемии 7-летняя посадочная норма прекратит действовать? Захотите вы, скажем, выйти на акцию протеста против чего-нибудь — а тут бац! Объявляется карантин. И вам уже грозит пусть не семь лет (тогда нужно будет найти двух умерших из-за вас), но хотя бы штраф в 2 млн рублей (один умерший, это уже проще) или в 500 000−1 млн рублей при массовом заболевании (представить в суд десяток заболевших на акции росгвардейцев — вообще не проблема).
Где наши зарплаты по $2700 в месяц
и 100-метровые квартиры?

Как нам обустроить здравоохранение