Уже фиксируете прибыль?
Если вы вдруг ещё не подписались на рассылку отчётов, установите ментальную связь с «Отчизной». Долгосрочное сотрудничество принесёт больше пользы

Что государство делает с нашими налогами

Их собираемость сильно выросла, но стало ли нам от этого лучше?
20 августа 2019 г.
Россияне испытывают всё возрастающую налоговую и квазиналоговую нагрузку. Мы досконально проанализировали бюджетную ситуацию и считаем, что выяснили истинную причину такого бедственного положения дел, когда налоги тянут, как жилы, а возвращать их в виде различных благ не хотят. Мы использовали экономические теории, которые нашли блестящее подтверждение при анализе не только членами Нобелевского комитета, но и экспертами нашей управляющей компании.
Рост налогов и их собираемости не только чувствуется на кошельках, но и чётко отражается в бюджетных параметрах. В первом полугодии доходы федерального бюджета выросли более чем на 11% по сравнению с тем же периодом 2018 года. Но дело не в нефти и не в повышенном с начала года НДС. Нефтегазовые доходы увеличились всего на 5,5%, при этом рост всех прочих (15,5%) оказался почти таким же, как рост доходов от НДС (16,5%).

Казалось бы, если доходы так выросли, то на фоне экономической стагнации, длящейся с провалами фактически с 2013 года, и падения реальных располагаемых доходов, наблюдаемого и ощущаемого шестой год (с перерывом на 2018 г. за счет корректировки методологии Росстата post factum), можно было бы ждать поддержки в виде бюджетного стимула. Но расходы бюджета в первом полугодии выросли всего на 3,7%, а снижать налоги, чтобы пополнить кошельки россиян и дать бизнесу больше денег для инвестиций, никто не собирается.

В чём же дело? Ответ можно найти, применив теорию рационального поведения участников рынка и теорию асимметричной информации, авторы которых получили Нобелевские премии по экономике.

Асимметричная рациональность

Асимметричность информации помогает чиновникам наживаться за счет бюджета
Изображение PublicDomainPictures с сайта Pixabay
Представьте, что вы руководите департаментом имущества хоть Москвы, хоть какого другого города, крупного или мелкого. В вашем местном законодательном собрании сидят ставленники и креатуры вашей мэрии, то есть что вы ни сделаете, придираться к вам не будут. Журналисты тоже по большей части либо прикормлены, либо прижучены, либо на них найдётся Роскомнадзор / налоговый инспектор / любой проверяющий, который обнаружит нарушения в договоре аренды помещения с вытекающим из них немедленным выселением редакции либо продукты с истекшим сроком годности в автомате с едой, из-за чего редакцию необходимо закрыть по санитарно-эпидемиологическим нормам.

Итак, что же вам как руководителю имущественного департамента делать?

Экономическая наука уделила немало времени и страниц в толстых журналах объяснению рационального поведения экономических агентов. В отсутствие каких-либо сдержек (как, впрочем, и противовесов), вы, конечно, начнёте в первую очередь заботиться о собственном благе. И как же можно повысить своё благосостояние? Например, продавать по дешёвке недвижимость в привлекательных районах родного города своим родственникам. Они откроют там коммерческие заведения (гостиницы, рестораны, магазины, офисы) и непременно поделятся с вами прибылью, благо она быстро появится, ведь инвестиции в покупку недвижимости были в несколько раз меньше, чем если бы осуществлялись по рыночным ценам.
Но как это относится к собираемости налогов? Очень просто. Бюджет родного города из-за ваших действий получит от таких операций в несколько раз меньше доходов. Но мэрии ведь надо хоть что-то делать для горожан. Где же взять недополученные деньги? Тут снова вступает в действие вышеописанный принцип рациональности экономических агентов и другой, не менее важный, — принцип асимметричной информации.

Борьба с руководителем департамента имущества, которая позволила бы обеспечить реализацию имущества по справедливой стоимости, — дело хлопотное. Кто будет этим заниматься, выявлять подставные и офшорные фирмы с Кипра и Британских Виргинских островов, владеющие однодневками, приобретавшими здания? Ведь в местном законодательном собрании сидят ставленники и креатуры вашей мэрии, журналисты тоже по большей части либо прикормлены, либо прижучены, либо — ну, вы помните, следователи и прокуроры с вами в одной лодке. Да и остальные работники мэрии — тоже рациональные экономические агенты. Если выставить «имущественника» на всеобщее поругание обозрение, могут возникнуть вопросы и к другим руководителям. Причём не только в мэрии, но, глядишь, поднимет обыватель голову, и доскользит его взгляд до руководства региона или, не дай бог, страны и даже, страшно подумать, второго-четвёртого президента…

Но если способы повышения чиновничьего благосостояния неизвестны общественности и некому её о них известить (вот она, асимметрия информации), бороться с ними и нерационально, и бессмысленно. Однако чтобы покрыть недостачу и облагодетельствовать народ хоть каким-то ремонтом дороги (а, может, и не каким-то, но очень даже дорогим — здесь вступит в силу рациональность действий директора департамента дорожного строительства), хоть каким-то томографом в поликлинике (не забудем про рациональность директора департамента здравоохранения и его заместителей) и суперсовременным травяным покрытием (ответственный за городское благоустройство — тоже человек рациональный), с этого самого народа необходимо собрать побольше денег.

Рациональная асимметричность

Государственная должность дает неограниченные возможности для обогащения
Photo by Jonathan Saavedra on Unsplash
Есть и другие сравнительно честные способы отъёма денег у граждан. (Мы перечитали предыдущее предложение и спешим поправиться: другие «способы реализации мероприятий по обеспечению комплекса эффективных мер по высокопроизводительному перераспределению бюджетных потоков с целью выполнения условий для нормального функционирования управленческой структуры» города или района/региона.) Например, избирательная комиссия не пускает на местные выборы кандидатов, которые могут нарушить вышеописанную асимметрию информации. И тем самым расстроить стройную рациональную деятельность чиновно-экономических агентов, породив среди избирателей совершенно нерациональные чувства. В этом случае за проявленный в боях героизм, за мужество в отражении вероломного нападения внутреннего врага на оплот рационализма члены избиркома могут получить из бюджета города или района/региона небольшую премию — миллионов, скажем, 55, не больше (рублей).

А как компенсировать эту выплату достойным бойцам избирательного фронта, чтобы затем было что потратить на благоустройство города или района/региона, от которого у его обитателей захватит дух и они захотят и дальше голосовать на выборах за рациональных экономических агентов, обеспечивающих комплекс эффективных мер по высокопроизводительному перераспределению бюджетных потоков? Вряд ли придётся долго гадать, какой способ реализации мероприятий здесь нужно использовать, — собрать побольше денег с этих самых обитателей.
Или возьмём госзакупки. Несмотря на принятый правительством нашей отчизны в конце 2017 года национальный план развития конкуренции, доля закупок у единственного поставщика, выбранного самим госзаказчиком, составила в прошлом году 53,6% от общей суммы, по данным Счётной палаты. В чём особенность закупок у единственного поставщика? А в том, что этот самый поставщик, несмотря на принятый в конце 2017 года национальный план развития конкуренции, ввиду своей единоличности не будет сильно снижать цену относительно объявленной заказчиком. А, значит, хорошо заработает на госзаказе и сможет поделиться с тем рациональным чиновником, который, обеспечив асимметрию информации, выставит высокую начальную цену и привлечёт к торгам этого самого единственного поставщика. Несмотря на принятый в конце 2017 года национальный план развития конкуренции.

По данным той же Счётной палаты, относительная экономия при госзакупках составила в 2014—2018 гг. всего 4,6−8,8%. А как компенсировать излишне потраченные из бюджета средства?

Думаем, вы уже догадались. Ведь для этого не обязательно быть членами Нобелевского комитета.