Уже фиксируете прибыль?
Если вы вдруг ещё не подписались на рассылку отчётов, установите ментальную связь с «Отчизной». Долгосрочное сотрудничество принесёт больше пользы

Обнуление президентских сроков
на фоне нефтяной войны

Почему Россия уже 12 лет не может «набрать жирка» и не сможет в дальнейшем
Президент решил воздвигнуть себе памятник нерукотворный, вписав лично для себя исключение в Конституцию, чтобы продолжать властвовать. И сделал это во время разгоревшейся войны на мировом нефтяном рынке, в которой Россия принимает самое деятельное участие и которая грозит еще больше подорвать доходы населения. Именно этим закончились предыдущие две войны.
В конце прошлого года мы несколько раз упоминали, что второй-четвёртый президент ищет способы стать пятым. (Для молодого поколения, которое при своей жизни не видело другого правителя, напомним, что первым президентом России был Борис Ельцин, а третьим, если кто вообще помнит, — Дмитрий Медведев.) После январского объявления о поправлении Конституции и вписывании в неё Госсовета, про который большинство россиян услышало впервые, мы отметили, что с прогнозом о пятом президенте, видимо, поторопились.

Однако радостный энтузиазм, охвативший поправителей Конституции и присоединённых к ним выдающихся деятелей современности — спортсменов, актёров, музыкантов, казаков, врачей, представителей железнодорожных профсоюзов и сельской молодёжи, а также взбудораженность общественного мнения, пытающегося раскодировать переданные нам предками идеалы и саму божественную сущность (см. наш предыдущий отчёт), в итоге сыграли роль дымовой завесы. И мы скромно возгордились своей проницательностью (буквально на пару минут): всё-таки пятый президент.

Исключение из права

Фемида на здании Верховного суда РФ - с открытыми глазами
Фемида на здании Верховного суда РФ, как известно, с открытыми глазами, поэтому о равноправии и непредвзятости в российской правовой системе речи не идет
Второй-четвёртый президент не раз публично заявлял не только о том, что не нужно менять Конституцию, но и что он не будет нарушать её норму об ограничении президентства двумя сроками. Так, в 2014 году на вопрос ТАСС, навсегда ли с ним президентское кресло, он ответил: «Нет. И для страны неправильно, вредно, и мне не нужно. Есть сроки, отведенные Конституцией России. Считаю важным соблюдать требования, предусмотренные Основным законом. Видно будет, как сложится ситуация, но в любом случае срок моей работы ограничен Конституцией». И даже вот только-только, 8 марта этого года, заявил: «На мой взгляд, для того чтобы гарантировать сменяемость власти — а для такой страны, как наша, это важно, — лучше, если количество сроков избрания президента будет ограничено».

Однако, как гласит известное выражение, «если нельзя, но очень хочется, то можно». Поэтому не прошло и двух дней (буквально), как президент согласился отменить ограничение на президентство в течение двух сроков. Но только для себя и ни для кого другого. И обнулить сроки. Но только для себя и ни для кого другого. И вписать это исключение в поправленную Конституцию. Которая вообще-то есть закон, да к тому же ещё и основной, устанавливающий нормы для всех без исключения. Но, как выясняется, закон писан не для всех. Да и данное слово — не слово.
Пожалуй, ничто не свидетельствует так ярко об особенностях жизни в свободных странах, отличающих их от стран с авторитарным режимом, как соблюдение великих принципов правозаконности. <…> Правительство ограничено в своих действиях заранее установленными гласными правилами, дающими возможность предвидеть с большой точностью, какие меры принуждения будут применять представители власти в той или иной ситуации. Исходя из этого индивид может уверенно планировать свои действия.

Нобелевский лауреат Фридрих Хайек
«Дорога к рабству» (1944)

В третий раз на те же грабли

Изображение Elias Sch. с сайта Pixabay
Для чего же нужно пребывание у власти одного человека в течение уже даже не четверти, а трети столетия? «Важнее всего стабильность, спокойное развитие страны, но потом, когда страна наберет побольше уверенности в себе, побольше ресурсов всяких, жирка, что называется, тогда точно совершенно нужно обеспечить сменяемость власти», — заявил второй-четвёртый президент 6 марта, всё ещё оговариваясь, что не хочет отменять сроки.

Нам странно слышать такое от того, кто уже более десятилетия не может помочь отчизне набрать этого самого жирка. В начале нулевых что-то ещё получалось, в основном благодаря тому, что цена нефти выросла с $10 за баррель в 1999 году до $147 в 2008-м, а не каким-то особенным сверхусилиям власти. Но вот в 2011—2014 годах, даже когда нефть стоила $100−125 за баррель, количество нищих не снижалось — число живущих на доходы ниже прожиточного минимума держится на уровне около 19 миллионов с 2008 года. А с 2014 года не растут доходы всех соотечественников (в среднем). Жирок, причём основательный, накопился только у чиновников, друзей президента, силовиков, руководителей госкомпаний и близких к власти бизнесменов. О чём красноречиво свидетельствуют их хоромы на Рублёвке (см. в конце наш недавний отчёт на эту тему).
Ещё интересно, что очередную судьбоносную пертурбацию власть затевает, считая себя неуязвимой, — но ровно в тот момент, когда отчизна оказывается на грани кризиса. Правда, страдают от этого россияне — властное окружение, как мы отметили, только обретает «побольше уверенности в себе, побольше ресурсов всяких, жирка». В 2007—2008 годах, залитые нефтедолларами и проведшие рокировку Кремль с Белым домом стали резко выступать против Запада и втянулись в войну с Грузией — аккурат, когда начали рушиться мировые финансовые рынки, вместе с которыми и нефтяной спикировал до $35 за баррель. Шесть лет спустя война с Украиной началась как раз перед обвалом цен на нефть со $115 в июне 2014 года до $27 в январе 2016-го под завывание со свистом вылетавшего в трубу рубля, взвившегося до 100 за евро и 86 за доллар.

Отдельно встаёт вопрос об эффективности выстроенной президентом экономики, которая так зависит от одного сырьевого товара. Но мы сейчас не будем искать на него ответ, а перейдём к третьей войне (к счастью, пока бескровной).

Итак, ещё через шесть лет Россия начала ценовую войну на нефтяном рынке, отказавшись вместе с Организацией стран — экспортёров нефти (ОПЕК) сокращать добычу ради поддержания котировок и решив, наоборот, её увеличивать. А Саудовская Аравия, наш ещё недавно такой близкий друг, встала в позу, предложила покупателям скидки и тоже стала усиленно качать нефть. И цена главного источника наших благ за один день рухнула на 30% до $31 за баррель. Аккурат к главному событию современности — увековечению власти того, кто хочет побольше ресурсов всяких и жирка, в Конституции. Которую граждане вскоре должны одобрить на «всенародном» голосовании под шумок рушащегося рубля, шелест переписываемых ценников и шипение придавленной на ближайшие годы деловой активности.

Ибо ждать заметного восстановления нефтяных цен, как в 2009—2011 и 2016−2019 годах, пока высокие нефтедоговаривающиеся стороны воюют и мировая экономика борется с коронавирусом, не приходится. Как не приходится ждать и оживления экономики нашей отчизны, пока у инвесторов, отечественных и международных, пресловутая стабильность не перестанет ассоциироваться с застоем и гниением. И с несменяемостью власти.
И днесь учитесь, о цари:

Ни наказанья, ни награды,

Ни кров темниц, ни алтари

Не верные для вас ограды.

Склонитесь первые главой

Под сень надежную Закона,

И станут вечной стражей трона

Народов вольность и покой.


Александр Пушкин
Ода «Вольность» (1817)
Но в России царям закон не писан.
Как процветают авторитетные чиновники
и их друзья-бизнесмены