Уже фиксируете прибыль?
Если вы вдруг ещё не подписались на рассылку отчётов, установите ментальную связь с «Отчизной». Долгосрочное сотрудничество принесёт больше пользы

Как потушить природный пожар в Сибири и рукотворный в Москве

«Отчизна» поговорила об этом с высокопоставленным чиновником
В России полыхают пожары. Природные и политические. В Красноярском крае, Иркутской и других областях выгорают миллионы гектаров леса. А на московских улицах бушуют идейные страсти — за честные выборы и уважение или против них. Как властям бороться с этими стихиями?

Как работают чиновничьи инвестиции

Чиновников волнуют не пожары в Сибире, а деньги в кармане
Изображение OpenClipart-Vectors с сайта Pixabay
Среди клиентов «Отчизны» есть представители отчизны из разных сфер. В том числе высокопоставленные чиновники. Иногда нам приходится не только обсуждать с ними вопросы управления их состояниями, размеры которых колеблются от вполне обычных, по меркам фигурантов рейтинга Forbes, до весьма приличных, но и выступать в роли политэкономических психиатров. Это когда они начинают рассуждать о положении дел в стране и своих проблемах, связанных с этими делами.

Работа чиновника, надо сказать, сопряжена со значительным риском. А любой грамотный инвестор знает: чем выше риск, тем выше доходность — один из главных рыночных постулатов. И тут очень важно выстроить инвестиционную стратегию, то есть стратегию по повышению своего благосостояния, как карьерно-чиновничьего, так и вполне себе финансового таким образом, чтобы избежать провала. Ведь поскольку финансовое благосостояние напрямую зависит от карьерно-чиновничьего, неудача в достижении последнего приведёт как минимум к росту остановки первого. А в худшем случае — и к его потере в результате перебазирования в солнечный Магадан по статьям о растрате, коррупции, крупном хищении бюджетных средств, да ещё в составе организованной преступной группы.
Избирающим карьеру чиновника следует выстраивать крепкие дружеские отношения с влиятельными игроками в разных секторах управленческого рынка: диверсификация помогает минимизировать потери в случае обвала в одном из них. Не предотвратил распространение пожара в тайге на несколько миллионов гектаров? Не использовал предназначенные для этого средства контроля, оказался не готов приподняться для такого хлопотного дела с кресла (как писал Пушкин про чиновника своего времени: «Отчего ж он заседает? Оттого, что есть, чем сесть»), не пожелал тратить на это бюджетные средства (их ведь надо на исполнение майских указов второго-четвёртого президента пускать, да и для распила, виноваты, распределения между нужными людьми, немножко оставить)? Не страшно, добейся получения в помощь военных: их работу не из твоего бюджета оплатят, а тушением лесных пожаров они, как люди служилые, займутся по приказу и сделают это эффективнее, чем практически расформированный лесной надзор.

Или, например, не пустил ты неприятных тебе людей на выборы. Делов-то. А они возьми — и не удались с позором, вытирая слёзы и сопли, а начинают права качать. И в их поддержку десятки тысяч на улицы вдруг выходят. А у тебя город федерального значения. Казалось бы — катастрофа. Репутация твоя в глазах вышестоящего начальства погублена. Ан нет, можно извернуться! Отдал власть в городе силовикам — и порядок восстановлен, а ты вроде как к методам его восстановления непричастен. Надо только улучить момент их поблагодарить: но не сразу, чтобы в глазах пока ещё не политизированных горожан злыднем не предстать, однако и не слишком поздно, чтобы силовики твоё «спасибо» в своём ратном и государеугодном рвении не забыли. Дня через три после мероприятий по восстановлению порядка — в самый раз. А потом лучше опять затаиться, чтоб поменьше внимания к себе привлекать, причём со всех сторон.

Можно ли подняться на мировой уровень на одном холодном расчёте

Россияне протестуют против чиновничьего беспредела
Изображение OpenClipart-Vectors с сайта Pixabay
Недавно мы как раз общались с высокопоставленным региональным чиновником. (Поначалу мы хотели сказать «с руководителем региона», но побоялись засветить перед вами своего клиента, а ведь политика конфиденциальности — это для нас святое.) Он пожаловался на неблагодарность отчизны — нет, не нашей управляющей компании, спешно поправился он, а той самой родины, которая, по его мнению, ведет себя как злая мачеха из «Дюймовочки». (Мы хотели тактично заметить, что он, наверное, имеет ввиду «Золушку», но решили, что культурный человек должен прощать оговорки других людей.) Мол, он всё делает, чтобы отчизна в лице вверенного ему региона цвела и пахла: ведущие проектные и архитектурные бюро разрабатывают парки мирового уровня, администрация тратит миллиарды на оформление, озеленение, убранство улиц и площадей (тоже мирового уровня), снижает загруженность дорог автомобилями с помощью парковок с ценами мирового уровня, развивает общественный транспорт (порой даже выше мирового уровня), на котором удобно ездить всем — от пенсионеров до чиновников. (Про общественный транспорт как способ передвижения чиновников у нас тут же возникла не совсем достойная деликатного человека мысль, но мы быстро подавили её, сосредоточившись на излагаемых им фактах.)
Наконец, регион становится центром мирового туризма, что приносит ему материальные выгоды и создает рабочие места, продолжал чиновник. (Тут мы хотели заметить, что наблюдавшиеся недавно сцены тысяч бегущих по центральным улицам и бульварам полицейских из отрядов специального назначения, одетых, как космонавты для выхода в открытый космос, размахивающих черными палками и тащащих горожан с выломанными руками, а иногда и ногами в зарешеченные автобусы, вряд ли сильно возбудят иностранных туристов. Но потом подумали, что стоит предложить чиновнику пойти от противного и сделать это туристическим аттракционом. В определённые дни и часы эти самые отряды одетых, как космонавты, полицейских будут выбегать на улицы и хватать, кого попало. Задача туристов — не попасться. Аттракцион, правда, экстремальный, но ведь и у экстремальных видов спорта много поклонников. Мы, правда, не смогли быстро решить, вознаграждать ли тех туристов, кто не попался, и как их выявить, или компенсировать попавшимся с помощью каких-то внушительных призов неудобства, связанные с многочасовым пребыванием в душном зарешеченном автобусе и ОВД, где ругают, не дают есть, не пускают адвокатов и заставляют подписывать липовые протоколы. Поэтому пока не стали высказывать вслух эту оригинальную идею.)

Правда, этим летом с туристами сложнее, потому что города заволок едкий дым от горевших в регионе лесов, но это обычное природное явление, бороться с которым бессмысленно, а где-то, возможно, даже и вредно, высказал своё мнение чиновник.
И вот, подвёл он итог, он всё делает, а жители региона его всё никак не полюбят. Что ни сделает — всем недовольны, а недавно стали на улицы выходить, требуя каких-то честных выборов. Он им — парки, транспорт и туристов, а они ему — выборы, чистый воздух, скверы без храмов и пригороды без мусорных свалок. Не выборы им нужны, а захват власти, пожаловался он нам дрожащим голосом, при этом глаза его как-то странно остекленели. Но мы же не в Зимбабве живём, вопросительно добавил он и затаился. (Мы хотели уточнить, что он имеет в виду про Зимбабве, которую правивший 30 лет президент Роберт Мугабе довёл до нищенского состояния, где он в 2008 году, когда у него появился реальный соперник Морган Цвангираи, фальсифицировал итоги выборов и ещё до голосования пообещал нещадно подавлять любые акции протеста, а два года назад был свергнут в результате военного переворота. Но потом подумали, что такой погружённый в дела своего региона специалист может не знать всех тонкостей международной обстановки.)

Мы вложили в руку чиновника бокал любимого скотча и заговорили о том, как, с нашей точки зрения, можно поправить текущие дела. Хотя мы специалисты по долгосрочным вложениям (и скотч во вложенном в руку бокале был 12-летней выдержки), нам показалось важным потушить бушующие сейчас пожары, а потом уже заниматься стратегией. Во-первых, объявить госзакупку водомётов, благо их можно использовать и для тушения леса, и для разгона неблагодарных демонстрантов. Но спешить с последним мы не посоветовали; эффективнее, по нашему мнению, отправить полицейских из отрядов специального назначения на борьбу с огнём в лесу. Во-первых, похожее на космическое оборудование защитит их от огня, а у военных такого нет; во-вторых, в отличие от разгона горожан (пока ещё не введен экстремальный аттракцион для иностранных туристов), это будет производительная деятельность.

Высокопоставленный чиновник не сказал, что он подумал о нашем предложении, но, возможно, мы вскоре узнаем об этом по его действиям. (Нам, в свою очередь, закралась в голову мысль, что он мог подумать о марже, которую можно получить на тендерах по закупке водомётов и отправке «космонавтов» в леса. Мысль о чиновничьей марже заставила наше сердце забиться сильнее, но мы взяли себя в руки: порядочный инвестор должен противостоять недостойным искушениям.)