Уже фиксируете прибыль?
Если вы вдруг ещё не подписались на рассылку отчётов, установите ментальную связь с «Отчизной». Долгосрочное сотрудничество принесёт больше пользы

Зачем 75% россиян нужна «сильная рука» и можно ли без неё обойтись

История свидетельствует, что у сильной руки возникают проблемы с головой
27 февраля 2020 г.
Нашему народу постоянно нужна «сильная рука», считают 49% россиян, а ещё 26% уверены, что бывают такие моменты (например, сейчас), когда всю полноту власти должен иметь один человек. «Отчизна» постаралась разобраться, откуда такие настроения и в каком месте обычно оказывается страна после того, как с ней поработают «сильные руки».
Установка на сильного лидера, как ни парадоксально, связана с критичным отношением к власти. Лев Гудков, директор «Левада-центра», чей опрос дал такие цифры, пояснил: «Доля тех, кто говорит, что власти нет дела до народа, в сумме составляет в разные годы от 74 до 88%. И это взаимосвязанные вещи. Люди считают, что сильный лидер может уравновесить коррумпированную бюрократию».

Во многом, как нам представляется, это заветная сказка про доброго царя и плохих бояр. Как и всякая сказка, она действует на эмоциональном, а не рациональном уровне. Сложно представить, что у Золушки действительно оказался самый маленький размер ноги в королевстве, но логика не важна — мы хотим, чтобы оставшаяся у принца туфелька подошла именно ей. Так и здесь. Магический флёр справедливого воздаяния, грозящего несправедливым бюрократам и коррупционерам, которые держат народ в чёрном теле, мигом развеется, если задать простой вопрос: если у царя сильная рука и правит он давно, то как он допустил, чтобы в стране властвовали циничные бюрократы и коррупционеры? А если он за, скажем, 20 лет ничего с этим не сделал, то, может, он вовсе не сильный правитель и его стоит сменить? Но тогда подкрадётся чёртом-соблазнителем вариант ответа (столь ужасный, что он тоже будет в вопросительной форме): а, может, царь с ними заодно? Может, ему такая система выгодна и он является её хранителем?

Но тогда мы останемся без всякой надежды на справедливость, воздаяние и шанс выбраться из ж… чёрного тела.

«Мор и глад» от «сильной руки»

Голубь окоченел от ужаса, увидев разгром Новгорода Иваном Грозным в 1570 году, и навсегда остался на вершине креста Софийского собора
Голубь окоченел от ужаса, увидев разгром Новгорода Иваном Грозным в 1570 году, и навсегда остался на вершине креста Софийского собора
Порой говорят, что желание сильной руки — наша историческая традиция, ещё со времён призвания Рюрика и двух его братьев на княжение. Которым представители славянских племён, как сообщает «Повесть временных лет», якобы сказали: «Земля наша велика и обильна, а порядка в ней нет. Приходите княжить и владеть нами». Но, во-первых, приглашение «варяга» на царствование — распространённое явление. Например, бритты предложили передать власть над собой трём братьям-саксам. А впоследствии их потомки, свергнув Якова II во время Славной революции 1688 года, пригласили из Нидерландов Вильгельма Оранского; и это не помешало им одновременно принять Билль о правах, ограничивший власть монарха и ставший частью неписаной британской конституции.

Во-вторых, нигде не говорится, что Рюрик правил железной рукой. В-третьих, Новгород, где он стал княжить, впоследствии благодаря своему вече стал колыбелью русской демократии. И, превратившись в процветающую торгово-ремесленную республику, терпел «сильную руку», если она нужна была для защиты от внешних врагов, — как Александра Невского. Но гнал её, если она начинала много о себе мнить в отношении самого Новгорода, — как того же Александра Невского.

Также вспомним, чем оборачивалось правление самых «сильных рук» в российской истории. «Царь учиниша опричнину… И от того бысть запустение велие Русской земли», — писал псковский летописец. В последние полтора десятилетия царствования Ивана Грозного «мор был силен по всей Русской земли», «мор и глад». В Новгородской земле осталась пятая часть населения, а в Московском уезде обрабатывалось около 16% пашни, остальная часть «кустарем… лесом-рощей поросла». Пытаясь справиться с экономическим кризисом, вызванным его же политикой, царь жестоко боролся с бегством умиравших от голода крестьян и утвердил крепостное право, на столетия затормозившее развитие России.
Вариант сказки порой приходится слышать и в применении к Иосифу Сталину, репрессии которого якобы были направлены в основном на бюрократию. Это миф: достаточно посмотреть расстрельные и арестные списки, в которых фигурируют все — от рабочих и сторожей, крестьян и врачей до авиаконструктора Андрея Туполева и будущего главного конструктора космических кораблей Сергея Королева, академика Николая Вавилова, режиссера Всеволода Мейерхольда и поэта Осипа Мандельштама.

Или такой пример об экономической эффективности и уровне жизни. В 1939 году вышел роман Джона Стейнбека «Гроздья гнева», где во время Великой депрессии семья фермеров покидает свой дом в Оклахоме и отправляется искать счастья в Калифорнии. В 1940 году роман был экранизирован, переведён на русский язык, а фильм — показан в СССР. Кремль, что на долгие годы вошло у него в привычку, хотел показать, как «в Америке всё плохо». Но реакция была противоположной: советские люди были поражены, что американские фермеры бегут от засухи и кризиса… на собственном автомобиле. Вы можете себе представить колхозника с личной машиной? После вызванного коллективизацией голода в 1932−33 годах, унесшего более 7 миллионов жизней?

Проблема с ориентацией

Нельзя не заметить, что чем дольше сильная рука находится у власти, тем больше у неё возникает проблем с головой и восприятием окружающей действительности.

Для Ивана Грозного вопрос о государственном порядке превратился «в вопрос о личной безопасности, и он, как не в меру испугавшийся человек, начал бить направо и налево, не разбирая друзей и врагов», писал историк Василий Ключевский. По его мнению, опричнина подготовила «действительную крамолу» — Смутное время.

Или взять второго-четвёртого президента, который 20 лет назад пришёл к власти в образе сильного лидера, обещая навести порядок. Как сильная рука, которая сейчас меняет Конституцию, чтобы продолжать и дальше крепко держать скипетр и державу, оценивает действительность? Недавно жительница Петербурга поинтересовалась, как прожить на 10 800 рублей в месяц. «У нас еще очень много проблем в социальной сфере, которые государство должно решить», — дал президент содержательный ответ, который, несомненно, поможет женщине выжить. Хорошо. Но настойчивая гражданка поинтересовалась, почему же государство эти проблемы не решает. «Сейчас мы приняли целый пакет мер для поддержки семей с детьми», — ответил президент. («Сейчас??? — хотим воскликнуть мы. — А где этот пакет пылился 20 лет?»)
Квартплата составляет 4000 рублей, постоянно растёт взнос за капремонт, не отставала гражданка. Которая в тиши своей все-таки как-то оплачиваемой квартиры («Мы исходим из того, что есть какие-то дополнительные доходы», — отметил президент), видимо, задала себе простой вопрос, который мы сформулировали в начале этого отчёта. Ответ поразил точностью и проникновением в суть проблемы: «Я в некоторые страны приезжаю и смотрю — стоят разваленные дома. Просто рушатся. Я спрашиваю, почему. А потому что приняты законы, не позволяющие повышать квартплату с одной стороны, а с другой — запрещающие выселять тех, кто вообще не платит. И всё рушится».

Или вот в интервью ТАСС президент сказал, что для защиты интересов государства росгвардейцы «под пули лезут, если родина прикажет», а «дубинкой просто так никто [вышедших на улицу москвичей] не молотит». Это странно, потому что в прошлом году мы только и слышали в судах, что готовые «лезть под пули» росгвардейцы испытывают физические и моральные страдания, когда прикасаются к их рукаву, помахивают рукой перед шлемом, кидают в их сторону пластиковый стаканчик или когда они слышат «твёрдое шуршание».
Средняя продолжительность хорошей тирании — десять-пятнадцать лет, двадцать самое большее. За этим пределом неизбежно соскальзывание в нечто весьма монструозное. Тогда мы имеем дело с величием, проявляющимся в развязывании войн или террора внутри страны, или того и другого вместе. <…>

У тирана время, отведенное на размышления о душе, используется для расчетов, как бы сохранить статус-кво. Это происходит потому, что человек в его положении не видит различий между настоящим, историей и вечностью — госпропаганда сплавила их воедино, потому что так удобнее и самому тирану, и населению. Он держится за власть, как другие люди преклонного возраста за свои пенсии и сбережения. То, что порой кажется чисткой в верхах, воспринимается народом как попытка поддержать устойчивость, на которую народ-то и рассчитывал в первую очередь, когда позволял тирании укрепиться.


Иосиф Бродский
«О тирании»
Сказка о добром царе при плохих боярах, которые в любой момент могут дать простому человеку под зад ногой, желание сильной руки и нежелание включить собственную голову характерны для ситуации, в которой народ никак не может повлиять ни на бояр, ни на царя. Если есть вече или выборы, экономические и социальные механизмы для продвижения из грязи в князи, то никакой сильной руки человеку не нужно: он способен повлиять на свою жизнь и жизнь страны самостоятельно. Зачем нужна чья-то сильная рука, если я сам могу обустроить свою жизнь и обеспечить своё благосостояние?